Перейти к публикации

Franz

Пользователи
  • Публикации

    1 547
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    10

6 подписчиков

О Franz

  • День рождения 11.11.1982

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Город
    Москва
  • Ник MTGO
    mentallurge
  • ФИО
    Чагинский Андрей Александрович

Посетители профиля

Блок посетителей профиля отключен и не будет отображаться другим пользователям

Достижения Franz

  1. ... пробормотал Брут, доставая скальпель ...
  2. ... это у тебя фейс недостаточно недружественный ...
  3. Не без интереса прочитал, но крепко споткнулся на таком моменте: На минутку - вот прямо так, в языке одержимых расчеловечиванием киборгов у нас внезапно обнаружились встроенные послабления необходимости мясных телец дышать? А цезура и вовсе - интонационно-ритмический инструмент, его значимость напрямую связана с циклом дыхания и сердцебиения... какого Шампольона он потребен в речи магокибернетического общества? Просто признайте, что письменная часть сделана левой пяткой по мотивам экзотических знаковых систем вроде бенгали, а гипотезу Сепира-Уорфа даже погуглить было лень - и теперь энтузиасты наподобие Холла сообща натягивают Baleful Strix на глобус Доминарии в попытках объяснить бесчисленные дыры.
  4. Косметическая процедура на новый лад, так сказать... Масляное обёртывание на Земле: Масляное обёртывание в мультивселенной МТГ:
  5. Шикарное начинание, и локация подходящая. Браво! Пока что в трудах, но с появлением времени загляну всенепременно.
  6. то ли отчёт о минувшем Winter Cup '22, то ли недопраймер по Arabian Aggro, то ли отзыв на АДМ, то ли признание в любви, то ли повесть о настоящей псивости, то ли случайный набор букв, перемежающихся фотографиями. … об извилистых путях караванов Oh, I come from a land, from a faraway place Where the caravan camels roam Where it's flat and immense and the heat is intense It's barbaric, but hey, it's home Alan Menken, Howard Ashman, «Arabian Nights», 1992 Как ни приятно читать текстуальные восторги анонимных внуков по поводу мишуры, хлопушек и празднично шуршащей бумаги с новогодней символикой, не могу не отметить: новогодние праздники – время в полном смысле слова мистическое. Древнеримский концепт genius loci – духа, покровительствующего определённой локации, и в её пределах практически всемогущего – в целом актуален и для виртуального пространства форума: в сезон, когда дождь сменяется снегом, столбик термометра неудержимо стремится вниз, а цены на ели, напротив, лезут вверх как бешеные белки, Дед Мороз (пусть даже и анонимный) обретает черты былинного богатыря, единым шагом преодолевающего с десяток часовых поясов и лёгким движением руки распутывающим гордиев узел хитросплетённых человеческих взаимоотношений. Можно быть сколь угодно взрослым, бывалым, образованным и эрудированным, ан чудеса, изливающиеся потоком из объёмистого мешка, и пугают, и восхищают, и пробирают до потаённых глубин души. Наше повествование придётся начать издалека. Итак, давным-давно, когда деревья были большими, пиво – крепким, а перспективы – радужными, матушка вышла замуж за давнего своего любовника, и мы с моей старшей сестрой внезапно познакомились друг с другом, так сказать, воочию. Дети от разных матерей, несхожие ни возрастом, ни ростом, ни полом, ни характером, ни мировоззрением, мы тут же нашли общий язык – и он, ожидаемо, оказался ничем иным как русским матерным. Света (на фотографии в центре, в джинсовом костюме) была точной копией отчима: человек высоких достижений, способная любого из сыновей маминой подруги щелчком пальцев заставить сгореть со стыда за бесцельно потраченные годы. Высокая, стройная, спортивная; лучшая выпускница лучшего класса лучшей школы, лучшая студентка лучшей группы лучшего ВУЗа, трудоголичка и перфекционистка, готовая в лучших традициях старика Архимеда перевернуть Землю по свистку. Яркой кометой проносясь сквозь жизни встречных людей, она влекла за собой батальоны поклонников и стада завистниц (или наоборот), и даже на случайной фотографии с совместной прогулки семейства по центру Санкт-Петербурга она таинственным образом заняла центральное место, едва не подвинув памятник государю Петру I. Я в те годы (на фотографии слева, в обносках не по размеру) напротив, являл собой плод воспитания (а точнее – отсутствия воспитания) человека в суровых условиях ленинградской богемы. Рано усвоив, что Вселенная в любой из своих частей намного масштабнее отдельно взятого человека, я уже тогда сделал следующий шаг и взял на вооружение особый метод, от решительного положения буя на всё не отличимый и под микроскопом. Тщательнейшим образом избегая ситуаций, вынуждающих меня учиться, трудиться и всячески стараться, на любое действие я затрачивал минимум усилий, а при малейшей возможности, гхм, делегировал полномочия. Вывести мелкую очкастую дрянь из состояния блаженного пофигизма могла разве что интересная творческая проблема – скажем, спектакль самодеятельного школьного театра. В свободное от безделья время я кое-как выполнял отдельные задания по избранным предметам, находясь в комфортной «троечной» зоне в естественнонаучном дискурсе (и космическом отрыве – по гуманитарным дисциплинам). На попытки учителей как-то повлиять на вашего покорного слугу следовала незамедлительная аллергическая реакция в свободной форме – от самодельного слезоточивого газа до резьбы опасной бритвой по классному журналу; то, что мне это табло регулярно сходило с рук, служило лишним доказательством действенности особого метода. На оной случайной фотографии я поглощён отгрызанием чужого пальца чуть более чем полностью, и на мелочи вроде воплей фотографа чихать хотел. Чувства друг к другу, переполнявшие нас – презрение, раздражение и гадливость – были взаимны, и война велась со всей яростью, на которую только способны дети. Ни шагу назад, пленных не брать, склеенным брючинам поутру не удивляться, смоченных в скифантоме тампонов не бояться. Родители вытерпели полгода, после чего стремительным домкратом выслали нас с нашей сицилийской вендеттой из столицы прочь, к едрене фе… то есть, тьфу, в городок Выборг, в пустующую дедову квартиру; и вот там, дав нам на раскачку недельки две, жизнь взялась за наше воспитание как подобает. Началось дело банально – со школьной драки. Вспыхнув на четвёртом этаже, она плавно переместилась через три лестничных пролёта на площадку между третьим и вторым; результатом стали несколько выбитых зубов, множество синяков и семь переломов, из которых два были мои. Загипсованная нога болела ощутимо меньше, чем уязвлённая гордость – впервые я оказался в ситуации, когда весь новый класс в едином порыве сплотился против одного меня, и переломить ход событий не удалось ни хитростью, ни наглостью, ни обаянием. Детали стоит опустить; скажу только, что в произошедшем я был целиком и полностью виноват сам, и от осознания этого делалось только обиднее. Из больнички меня забирала бледная как полотно Светка с припухшими глазёнками; я, при виде подобных спецэффектов, внутренне подобрался, ожидая худшего – ну, с учётом брючин, скифантома и тому подобного – но не дождался. Более того, в квартире, за вычетом сестриных всхлипов, было непривычно тихо: оказалось, пока я считал одноклассниками ступеньки, Светик убила свою собаку. Насколько я с младых ногтей сжился с кошками и не представлял без них существования, настолько сестра была (и остаётся) идейной собачницей. А Рой для неё был не просто псом, а Лучшим Подарком От Папы, так что в лохматом чёрном сволочном ризеншнауцере она буквально души не чаяла. Пятьдесят кило псины высоченной, с туповатыми унтер-офицерскими глазками и обломком хвоста, еле прикрытым седоватым ворсом, он жил полной жизнью, засыпая и просыпаясь в постели хозяйки под умилённые «ути-пути». И вот, сказка резко кончилась: во время утренней прогулки вдоль набережной Рой, спугнув сочную морскую чайку, погнался за поразившей его воображение птицей, могучим бульдозером потащив сестрицу за собой. В три прыжка преодолев проезжую часть, он выскочил на Крепостной мост и, единым махом преодолев невысокую оградку, камнем ухнул вниз. Дёрни Светик новый, широкий и прочный, брезентовый поводок на пару секунд раньше, или сообрази она разжать руки, или просто возьми она прогулку старый, потрёпанный узкий «шнурок», готовый порваться в любой миг – могло и обойтись каким-то чудом, но четырёхсантиметровая полоса с солидным карабином, перепуганная девушка, и рывковый ошейник на собаке, весящей как мешок цемента, сошлись идеально: Роя качнуло, аки малютку на качельках, и шваркнуло о бетон моста, раздробив рёбра и перемолов три шейных позвонка. Hands-on experience – великая вещь, в том числе и в смысле построения отношений: когда тебя приложило как следует, начинаешь серьёзнее воспринимать беды ближних, а если ещё и что-то делать для них приходится, то там и до адекватности недалеко. По данной схеме и происходило наше с сестрой сближение – под знаменем налаживания быта, невзирая на боль телесную и душевную, и под аккомпанемент бесконечной импровизационной истории о Безымянной Крысе, которой я заполнял периодически возникавшие тягостные паузы. Поначалу казалось, что моя болтовня скорее мешает и раздражает – но, когда Света молча протянула мне крысу, перешитую из её полосатой гетры, стало ясно – сочинительство пришлось к месту. Топор войны был закопан раз и навсегда, а частично вязаный зверь, с нелепым хвостом морковкой и обвисшими нитяными усами, сопровождает меня по городам и весям не первый десяток лет, бережно хранимый и вовремя подшиваемый. В силу описанных выше событий к странно выглядящим рукодельным мягким игрушкам я испытываю некую иррациональную нежность – и потому неудивительно, что тигрокоту из пришедшей по мою душу посылки АДМ я умилился несказанно. Ни ворох мишуры, ни конфетные свёртки, ни расписные хлопушки не доставили бы мне столько тепла и света, сколько лохматый, частично вязаный зверь. Но тигрокот был не один – компанию ему составлял символичный магнитик «100$» и фойловый английский Brain Freeze из оригинального издания! Выход Scourge пришёлся на момент моего возвращения со срочной военной службы, и ворвавшиеся в мету заклинания с механикой Storm для меня, давнего обожателя комбоколод без существ, были как праздничный салют. Я до сих пор не могу отделаться от привычки собирать Brain Freeze'ы (наравне с другой значимой для меня картой, Elvish Spirit Guide) ради самого факта наличия. Очевидно, блестящая родная версия Фриза для меня попадала в сложную категорию «и хочется, и колется»: с одной стороны, фойловые карты, как известно, куда действеннее обычных (приходят чаще, контрятся хуже, выигрывают надёжнее) и потому к собиранию рекомендованы со всей необходимостью; с другой – посверкивающие картонки из ранних двухтысячных, да ещё и играбельные, да ещё и практически не переиздававшиеся, стоят оправданно неоправданно дорого и дорожают темпами неприличными. Google вам в помощь, сколько стоит на текущий момент хороший экземпляр foil Brain Freeze заруб_ежом. И вдруг – ТА-АААДМ!!! Доволен ли я? Как слон в банановой роще! И а-деду моему благодарен безмерно. На радостях даже не стал убирать подарок в коллекцию, а специально под него собрал mono-blue Storm в премодерн – пусть не только радует меня, но и впечатляет оппонентов. Ан друзья-товарищи, не будучи в курсе всей подоплёки дела, слегка превратно оценили мою реакцию, и соборными усилиями досыпали мне новогоднего настроения – полный пакет, с доставкой прямо на турнир. Пакет – нет, ПАКЕТИЩЕ! – содержал украшенную ёлку, ёмкость вкуснейшего сидра, статую тигра и ряд волшебных карточек, включая прекрасную и несравненную блестящую промопopнообезьяну: Впервые за долгое время сложившийся у моих тараканов-в-голове консенсус был нарушен: отчасти я гордился друзьями, отчасти – завидовал сам себе. Впрочем, для внешнего наблюдателя данный процесс скорее всего прошёл незамеченным – в это самое время я, готовясь к первой партии первого тура Winter Cup – 2022, старательно шаффлил колоду, с которой наконец-то выбрался на люди: Oldschool Arabian Aggro. … о дамасской стали и греческом огне When the wind's from the east And the sun's from the west And the sand in the glass is right Come on down Stop on by Hop a carpet and fly To another Arabian night Alan Menken, Howard Ashman, «Arabian Nights», 1992 Экранизаций «Рассказа про Ала ад-Дина и волшебный светильник» - шедевральной части одного из первых целостных сериалов в истории культуры – насчитывается более дюжины, но наиболее известны у нас три: британская «The Thief of Bagdad» 1940 года, отечественная «Волшебная лампа Аладдина» крымского урожая 1967 г., и американский мультфильм Рона Клементса «Aladdin», в дополнительном представлении не нуждающийся. По аналогии, версий Arabian Aggro в олдскуле порядочно, но магистральных направления мысли – три: RUG “The Best” (контроль), No-White Burn (бурн с поддержкой тушек) и Rainbow Beats (тушки с поддержкой бурна). Казалось бы, разница чисто косметическая, но – нет: тут, как в анекдоте про кухню генерала, вся соль в акцентах («не «блины с икрой», а «икра с блинами», чуешь?»), а колоды ощущаются и играются совершенно по-разному. «The Best» RUG – как большинство колод, портированных из шведского рулсета – смотрится красиво, и в этом её основное достоинство. Контрольная колода с малым количеством существ, полагающаяся на мощь Sylvan Library и силу отдельных карт – Mana Drain, Recall, Control Magic, синие части P9 – недурна в продолжительных партиях. Полный набор Моксов плюс комплект Felwar Stone уменьшают зависимость от земель, есть массовый ремувал в форме Earthquake и Fireball, джинны и ифриты физически сильны. Недостатки конструкции напрямую проистекают из её достоинств: Serra Angel / Sengir Vampire преодолеваются не без труда, The Abyss и Spirit Link ‘ам колода может противопоставить примерно ничего, а парочка Гимнов отправляет нас в гиену огненную. Любители заворачивать Александрийку предлагают бороться с этими слабостями добавлением контрмагии – 2-4 Counterspell, 1-3 Power Sink – и грамотным сайдбордом; не знаю, как оно призвано показывать себя в Швеции, но среди московских сугробов такое тянет на дорогой и мучительный способ оформить 0-3. Если говорить о личных заскоках, то мне видится на диво неуклюжей комбинация из Сильванок, неторопливости и полного отсутствия самолечения: я не спорю, что Библиотека буквально воплощает собой лозунг «знание – сила!», но неосторожно взятая дополнительная карта против BR или RW может вылиться в проигрыш партии. Короче: «ковёр» («rug») мне не нравится и подобной гадостью я играть не стану. No-White Burn выглядит куда более приближенным к реальности: низкая курва, 10-12 карт бурна, компактные существа (Argothian Pixies!), «всё для фронта, всё – для победы! ». Если вам вдруг кажется, что это в базовый РГ аггро сунули пару Psionic Blast, Моксы, Лотос и синие части Р9 – вам не кажется. В жертву принесены Пендельхейвены и ллановарские эльфы (требуется много разноцветной маны), Ghazban Ogre (их надёжность небезупречна, Муфлон подтвердит), и Сильванки; взамен мы получаем мощный старт и пакет лучших эффектов для выжигания по лицу противника. Основным планом служит банальный расстрел противника магией при посильной поддержке мелких тварюшек; в принципе можно обойтись и без атак вовсе, если умело раздавать на стартовую Твистер, Лотос, моксы и бурн. В Москве таким вполне можно играть и побеждать, но есть нюанс: NWB слабоват в затяжных партиях и крайне негативно относится к CoP:Red, ибо основные источники взрывного урона – красные. Добавим к этому имплицитную уязвимость любого Арабиана к City in A Bottle, коих на руках уже имеется энное количество, и то соображение, что в топе большая часть игр происходит пост-сайд… Так оно уже лучше, но всё равно для заявки на победу слабовато. Rainbow Beats подразумевает иной взгляд на ту же самую проблему: существ больше, сами существа – больше, бурна – несколько меньше. И – дополнительный цвет. Версия с белым, как и «лучший ковёр», происходит из недр Шведостана, заточена под партии с «их» аггрой (что объясняет наличие King Suleiman в основном составе) и приятно радует своей универсальностью: умеем ходить в атаку, умеем жечь лицо, умеем убирать любой тип легальных перманентов, умеем менять план победы по ходу партии. В порядке особой подлости обучены пересайживаться в занятную версию Эрнамгеддона, чем противник, впитавший в себя комплект REB супротив нашей синевы, будет неприятно удивлён. Качество карт, составляющих 60, настолько высоко, что для победы достаточно задействовать один только спинной мозг – тоже, в своём роде, достоинство. Вариация с чёрным родом из Атлантика, прибегает к Джузамам и Гимнам, а также не брезгует использовать Berserk в количестве пары штук; Gloom ‘ы и Chains of Mephistopeles постсайд призваны радовать контроли с белым и прочих любителей заворачивать Александрийку. И всё бы идеально – ан в четырёхцветке нельзя играть комплектом Mishra's Factory, от слова никогда: никакие Моксы не починят столько бесцветных земель в дико требовательной к цветности колоде. Ну, и – карт немножко недостаёт: одного-двух Джузамов или парочки Сулейманов; проигрывать уже на этапе декбилдинга я морально не готов. Вдохновение для финальной версии колоды было почерпнуто у Мартина Берлина: слегка утяжелённый NWB со сплешем на Демоник и Твист. Отказ от Storm Seeker в пользу четвёртой копии Erhnam Djinn кажется оправданным: ущерб скорости не настолько критичен, как может показаться, а вот полезность тушки 4/5 за четыре маны (которую по праздникам мы ставим Т1) заметна невооружённым глазом. Необходимость раздавать forestwalk существам противника для нас менее остра, чем для коллег на чистом RG, ибо далеко не всегда Эрнам ставится с лесов… Синглтоны Black Vise и Crumble заменены на Две Сильванки, прекрасно чувствующие себя в окружении пачки существ и десятка бурна – мы умеем создавать достаточно сильный перекос по хитам; конечно, сильно зарываться не стоит, но в битве с контролем возможность на ход - два раньше поднять Псионик, Болт или тушку, не вкладывая в дело маны, воистину драгоценна. Из очевидных недочётов замечены: - Уязвимость для City in a Bottle близка к абсолютной (мы теряем разом более четверти колоды). Проблема нерешаемая, имплицитно присутствующая в самом ядре сборки, увы и ах. - В окружении УР и БР Chain Lightning – клинок о двух лезвиях. Простым решениям, увы, тоже не поддаётся, хотя великие мастера иногда меняют пару мейновых Чайников на Giant Growth. - Сайд в основном рассчитан на игры в топе: Control Magic, Counterspell и иже с ними хороши в размене «бомбами», но от вала существ вини и/или заходов с Гимнами помогают плоховато. … a moment of contemplation #1 … В отличие от железного марша МАД или выкрутасов на Candleflare, битиё джиннами по лицу напротив меня никогда особо не завораживало, и потому я изначально не собирался заводить себе нечто подобное. Данная сборка – скорее плод полночного безделья, помноженного на лёгкий скепсис в отношении своих аналитических способностей и игровых талантов. Изначально под зимние игры я настраивал совершенно другую штуку, заточенную остро против почитателей КА и неспешных высокомерных издевательств над оппонентом – Atog Burn. Получено методом гневной инженерии, посредством добавления атогов в гомогенную смесь из наносящих добро артефактов и целительного бурна, и в целом недурно смотрится даже в нашем, глинистом и ухабистом, поле. Так вот: прогнав порядка шестидесяти партий Зубастиками против RG, УР-бурна и Эспера, я был вынужден в очередной раз с грустью констатировать, что Атог – прекрасная колода, однако есть проблемка с пилотом. За вычетом совершенно сказочных раздач (Black Lotus – Mox – Mox – Volcanic Island – Sol Ring – Atog – Time Walk, Timetwister с топдека) соотношение побед и поражений удручающе ровное, в основном благодаря моим глупым ошибкам и несвоевременным решениям. Осознавая: последнее, чего хочется на послепраздничном турнире, так это бенгальской свечи у многострадального афедрона – я, аккуратно разобрав Atog Burn на составные части, из камыша и кизяков собрал Арабиан, как нечто на порядок менее требовательное к пониманию игровых тонкостей. Тащите свои Бутылки, не парят никого! (с). … о долгих праздниках и достархане Arabian nights, like Arabian days More often than not Are hotter than hot In a lot of good ways Alan Menken, Howard Ashman, «Arabian Nights», 1992 Восьмое января подкралось незаметно: моргнул пару раз – и вот, уже зеваешь на заднем сиденье такси, проносящегося мимо памятника первому космонавту. Привычная борьба со входной дверью, и – welcome: после полугода авиньонского… тьфу, монорогского пленения олдскула в зал Паблик кафе входишь как домой. Коллеги-конкуренты, подоспевшие к месту события раньше нашего, занимались насущным – делились картоном, дорабатывали сайдборд, попивали чаёк, завтракали – на оккупированной половине зала; в Тупичке Рейд-Босса царила непривычная (и неприличная) тишина. План «поскучать до начала» с треском провалился: группа омномнимных ельфов взяла автора в оборот и забросала подарками… впрочем, о сём речь уже шла в первой части повествования, и единственным существенным для турнирных игр следствием, о котором стоит незамедлительно упомянуть, было придание промопopнообезьяне статуса временного тотема текущей колоды, с помещением в протектор заместо штатного Spike, Tournament Grinder. 1 тур: Сергей Ефимов, Arboria control. А Фортуна -то у нас, оказывается, та ещё цундере! Действительно – из всех возможных оппонентов я должен играть в первом же туре играть именно с тем, кому словом и делом помогал собирать колоду на турнир, ня. Что приятно? Хорошо представляю себе стратегию в целом и конкретный лист в частности. Что неудобно? Арбория собиралась специально против агрессивных колод. Пустые протекторы – два Island Sanctuary и Land Tax, остальное более-менее в пределах ожиданий. Пре-сайд нам максимально нежелательно упираться в Arboria: сидеть за ней Серёжа может до вечерней зорьки, убираем мы данную гадость только метким броском Пакмана, а тем временем можно и от ожогов с собственного Серендиба сложиться. Над Island Sanctuary можно насмехаться – мол, Moat для бедных – но землю они держат надёжно, а CoP:Red и три Ivory Tower обучены впитывать бурн. В долгой игре мы обречены смотреть унылое авторское кино про асимметричное запирание ресурсов через Winter Orb + Relic Barrier, а о синергии Sylvan Library с Башнями и избытком карт на руке всё понятно и без комментариев. Однако внимательные читатели уже заметили, что Арбории недостаёт скорости на старте: одинокий Fellwar Stone на гордое звание разгона не тянет, а Land Tax скорее про выравнивание цветов и отсутствие пропуска ленддропов. Соответственно, в первой нас выручит быстрый старт и мощное давление: всего четыре карты ремувала, включая Wrath of God, не сдержат вихри яростных атак. Кубик проигрываю, смотрю в руку – вижу City of Brass, Volcanic Island, два Lightning Bolt, Mind Twist, чёрный Мокс и Serendib Efreet. Грех жаловаться, раздача сильно выше среднего. С топдека получаю Mishra's Factory, пихаю Вулканик и мечу молнии в небритую цель напротив. Цель помогает по мере сил – Серёжа последовательно поднимает два City of Brass и жжётся ощутимо, благо хороших земель не завезли. На третий ход там появляется Ivory Tower и реальная угроза затягивания партии, так что пора действовать: кладу Мишку, сдаю Мокс и исполняю Mind Twist на три. Если оппонент оставил руку с «горячими» землями против Арабиан, значит ему сдали нечто критичное для выживания. Башню поставили бы на первый ход, чтобы сразу пойти в отрыв; CoP или Island Sanctuary тоже вышли бы раньше. Логика не подвела: попадаю в Arboria и один из Манипуляторов; Башня не пашет, ифрит кусает, городки обжигают – финиш, Муся. Из сайда добываю Crumble, Tranquility, Energy Flux и Mana Drain – взамен на диво неуклюжих в этом матче Chain Lightning, пересдаю семь без земель в шесть с Эрнамом и Серендибом, и – не доезжаю. Да, Tranquility удачно собрала со стола Арборию и Библиотеку, и – да, с топдеков нас посетил ещё Эрнам, но Серёжа не поддался панике. Отправив двух джиннов косить сено, он нарыл Maze of Ith под нашего ифрита и мерно сточил нас о пару Black Vise, зависнув в пяти хитах при активном CoP. Обидно, досадно, играем третью – и тут Арабиан наконец показывает зубы: Timetwister в Time Walk через моксы, обезьянки и Мишки догрызают оппонента до 2 хп, и тот ритуально сжигает себя «городом боли», благо на моей руке летальный Болт. 2-1, 3 очка. 2 тур: Сергей Еленич, ErhnamGeddon. От Сергея до Сергея - один шаг. Конкретного листа не видел, но в целом матч с Эрнамгеддоном на диво неровный: с разгоном там всё в порядке, большие существа по размерам не уступают нашим (Ангелы так и превосходят), а Армагеддон недурно нивелирует наше стартовое преимущество. Птицы и эльфы сами по себе не тянут на солидную угрозу, но в условиях гонки по здоровью могут невовремя подставиться в блок либо донести недостающую единичку. Хорошо, что из ремувала в первой нам могут предъявить только Swords to Plowshares, работающие чутка вразрез с планом по утаптыванию – а мы, в свою очередь, прекрасно можем жалить непосредственно в лицо. Пост-сайд возможны CoP: Red и засадные Spirit Link в больших количествах. С кубиком не справляюсь, как и с первой партией в целом – Т3 Serra Angel, T4 Armageddon, отчаянное сопротивление ломается о невозможность поднять ни землю, ни даже Мокса за пять следующих ходов. ОК, будем воевать всерьёз – взамен многострадальных Чайников и Ифрита приходят 2хControl Magic, контрспеллы и Дрын. Оставляем семь приличных: два Болта, две Kird Ape, Тайга, Вулканик, Psionic Blast. Расставляемся обезьянками, отстреливаем вражеский разгон, прессуем; там – засадный Strip Mine в нашу Тайгу (обезьянки отощали), затем Sol Ring в Serra Angel. Вместо царапанья ногтями по стеклу собираем скилл в кулак: поднимаем Тропик и сдаём сайдовый Control Magic в Серру. Обезьянки откормились обратно, оппонент скукоживается, время начинать решающую. Так и не увидев, что конкретно там от меня сайдили, я решаюсь на финт ушами: убираю обратно контру и возвращаю три Чайника: а вдруг там не готовы к бурну во всё лицо? Риск наличествует, но и логика тоже: в начале партии у ЭрнамГеддона неудобная вилка возможностей – либо расставляться и впитывать урон, либо сидеть с активным СоР на открытых 2-3 манах, экономя хиты ценой замедления развития. Что ни выбери оппонент, для нас сценарии весьма благоприятны: либо к моменту установки Serra Angel мы опустим противника в зону Псибластоболтоопасности и сожжём, либо оттянем призыв пернатого кошмара достаточно, чтобы Control Magic решил партию. На старте – семь приличных, но есть нюанс: красная мана представлена единственным Вулканическим островком и на экспресс-электрокоагуляцию господина Еленича банально недостаёт цветной. Поднимаем City of Brass, ан Болт и Чайник спустя на нас выпускают Erhnam Djinn, без намордника и прививок от бешенства; жизнь – боль, хитов – тринадцать. Атакующий броневичок Мишры ловит засадный Disenchant, в порядке мести метаем ещё один Chain Lightning в лицо – там 11, но ответная атака Джинном опять сдвигает равновесие не в нашу пользу. Конец хода; из девяти хитов за Городок исполняем акробатический Lightning Bolt в лицо противнику… 8. Топдек – Time Walk, время удивлять либо сливать воду. Исполняем Прогулку и Sylvan Library, начинаем ход – и видим благословенный Control Magic! Джинн, поменяв флаги, впадает в меланхолию ака summoning sickness, но верно служит нам целый ход, растаптывая в пух обороняющуюся птицу; далее случается расколдовывание зелёного бугая – но главное уже сделано: два хода я сижу на Сильванке, получая в руку не абы что, а лучшую из трёх. Финал немного предсказуем: в конце хода – целебный Болт до пяти, в свой – финальный Болт и Псионик. Титры. 2-1, 6 очков. 3 тур: Ник Nick Кумбс, Ali's Clock. Make way for Prince Ali! Say:"Hey! It's Prince Ali!". Всем занудам с рыбьими зенками, вещающим про решённый формат и всемогущество топовых колод посвящается – нате, дивитесь, обтекайте. Это арахисовое УР безумие не просто выползло в третий тур – оно уверенно прошло в восьмёрку лучших, и не низочком-ползочком, а потоптавшись от души по опытным игрокам с сильными и стабильными сборками. Воплощая в жизнь древний философский тезис «война – это путь обмана», Али начинает, прикинувшись авторской версией УР-темпо: Copper Tablet, Control Magic в неё, Serendib Efreet. Противник играет соответственно: включается в гонку, стремясь успеть первым – и получает Ali from Cairo в плащике, убрать которого со стола привычными методами практически нереально. По сути, столб из 20 хп служит своего рода громо(а также фаерболо -, пиротехнико – и псибласто -)отводом. Навечно зависнув в одном хите, Ali's Clock переключается в контрольный режим, догрызая оппонента Таблетками, Часами либо залпами Артиллерии. План в меру хрупок, уязвим к вражеским Гимнам, City in a Bottle и капризам Фортуны – зато оригинален и в динамике смотрится красиво. Эффект неожиданности, должен заметить, перестаёт быть столь эффектным и неожиданным, если перед началом турнира, чем свиваться кольцами в тупичке либо упиваться собственным могуществом, сходишь пообщаешься с пилотом, наскоро пролистаешь 60 и сунешь нос в сайд. Недостающие детали картины были наглым образом подсмотрены в предыдущем туре, когда Ник играл через каких-то два стола от меня: процесс виден, мат слышен, принцип ясен. Ну, и расклады слегка поспособствовали: обе партии проходили под знаменем Т1 Serendib Efreet в T2 Erhnam Djinn, Т3 Библиотеку и весь бурн мира; однообразно, стремительно, печально. Сайдил два Blue Elemental Blast вместо Braingeyser и Chaos Orb: они и на Али с Лунами отвечают, и от REB прикрывают. 2-0, 9 очков. 4 тур: Сергей Стариков, Pink Weenie. Третий Сергей на четыре тура, у нас что, акция какая-то??! Для разнообразия наконец выигрываю кубик, но настроение улучшаться не желает: напротив – богомерзкая виня, да ещё и в своей наиболее опасной инкарнации, со сплешем на красный. Возможные листы вращаются вокруг простой и действенной формулы «не упорем так дожжём», различаются рулсетом, степенью погружения в красное и кривой маны. Помимо неизбежных Savannah Lions стопкой (кот – пежит, это уже аксиома) внутри можно обнаружить стандартных рыцарей (White Knight), нестандартных рыцарей (Order of Leitbur), а также стройбат (Icatian Javelineers), нелётную погоду (Thunder Spirit), броневички малые (Mishra's Factory) и большие (Juggernaut), и даже питательных Serra Angel. К базовому пакету из четырёх Swords to Plowshares и пары Disenchant добавляются Lightning Bolt (иногда и Чайники) и Колесо. Особая категория опасности для Арабиан – Blood Moon, частенько наличествующая в сайде, а временами просачивающаяся и в мейн: к разнообразной цветности маны мы относимся трепетно, а убирать подобную гадость способны лишь по красным дням календаря. Стартовые семь доверия не внушают: Kird Ape, Вулканик, Chain Lightning, Sylvan Library, Strip Mine, Болт и Мишра. Да, сдают и куда худшее – но обезьяна выйдет тощая, Сильванка не ставится и потеря островка равносильна сдачи всей партии. Скрестив пальцы на отсутствие стартового Strip Mine напротив, оставляю – и правильно: на второй ход с топдека получаю зелёный Мокс; Мишру поставил, Мокс сказал, Библиотеку инсталлировал, вражьего кота целебным Chain Lightning отоварил… и пять ходов наблюдал, как обезьяна 1/1 грызёт противника, ибо трёх моих Эрнамов подряд Сергей отправил сено косить да бороду растить. Тем не менее, хотя с эффекта Сильванки и увидел все земли колоды, не являющиеся лесами ни в малейшей степени, ходу эдак к восьмому справился поставить и удержать Srendib Efreet, которым и дожал. Посайдил два BEB и Earthquake взамен Чайника и двух обезьян – получил сперва семь без земель, затем четыре земли, Сильванку и Болт. Жить можно, теоретически. Далее десять ходов пришлось наслаждаться (нет) индийским боевиком про Идеального Мужчину В Белом, который силой танца, дружбы и любви побеждает всё и вся: на тебе СтП в Эрнама, на тебе Serra Angel T4, на тебе Дизенчант в Mishra's Factory, на второй – в Sylvan Library, на тебе ещё одного ангела взамен отстреленного Псиоником, и до кучи ещё Lightning Bolt во всё лицо. Кому нужен глупый Demonic Tutor, вручную всё поднимем, в подходящий момент и в нужном порядке, ня! Не скрою, в тот момент мех на загривке начал топорщиться, выстреливая электрические искры… Взамен BEB вкладываю Control Magic, ибо ангелы задрали – и, ожидаемо, с той стороны мне пригоняют Т3 Серру. Мы, впрочем, тоже учимся потихоньку – в конце хода Psionic Blast в ангела, Эрнам, ещё Эрнам, обезьянка, погнали. Виня сопротивляется, подставляет в блок Thunder Spirit, через Болт снося одного Джинна, но обезьян у нас всё больше, а хитов у них всё меньше, и на шестой ход большой зелёный мужчина рвёт финишную ленту вместе с вражеским пилотом. Фух… 2-1, 12 очков. 5 тур: Александр Цуканов, 4c Rack . Долгожданная передышка. ID в формате запрещены, но сдаться на милость оппонента – вполне легальное действие, и у меня достаточно причин к нему прибегнуть. Три очка мне не впились от слова совсем, я так и так прохожу в топ с одной из верхних строчек. За минувшие четыре тура я несколько подустал и оголодал, а такое лучше лечить не растягивая. И, что немаловажно, Саша – один из тех самых омномномных ельфов, что украсили мой день ПАКЕТИЩЕм и промопopнообезьяной; с ним хочется сидеть, попивая чаёк, и общаться, рассыпаясь в благодарностях, а не рвать друг другу глотки ради эфемерного лидерства по стендингам. Очко в пользу идеи с белым флагом – сам матч Арабиан с Rack весьма напряжённый и зависит от вывертов удачи и плотности раздачи. На его стороне – Гимны комплектом, Дыбы, наказывающие нас за быструю расстановку, тролли, и Спектр с ритуала, принуждающий немедленно действовать. Мы способны ответить Библиотекой, существами поплотнее и чуть более быстрой расстановкой; в целом баш на баш, хотя пост-сайд ему чуть попроще, даже если не вложит City in a Bottle. ~knockout~, 12 очков и законное место в топе. … a moment of contemplation #2 … Москва – город контрастов: с одной стороны, люди массово принимают пауперославие, а с другой – Моксы буквально под ногами валяются, и хоть бы кто прибрал… Натурально: Ник Кумбс, вылетевший из тележки в топ8, собираясь уходить домой, разложил свою колоду – и не заметил, как уронил часть карт из 60, а именно Wall of Earth из Legends и Mox Sapphire из коллекционного коробочного издания. На его счастье в олдскул играют люди не только внимательные, но и до чужого не жадные: бесхозную купюру в сто тысяч, схоронившуюся у ножки стола, оперативно обнаружили и не менее оперативно сфотографировали, оповестив весь чат о Бесхозного Мокса Явлении. Ник явил силу бумеранга и вернулся всего через двадцать минут, Мокс не пострадал, happy end как он есть. … о танцах с саблями Arabian nights, 'neath Arabian moons A fool off his guard Could fall and fall hard Out there on the dunes… Alan Menken, Howard Ashman, «Arabian Nights», 1992 Top8: Гриша!, TaxEdge. Да знаю я, что он – Никита Гаврилов, прозвище устоялось, отстаньте уже. Извечный TaxEdge со времён минувшего турнира пережил косметический ремонт, обогатившись сплешем на синий… нет, не тот самый синий, а всего лишь на комплект Serendib Efreet (что чуть менее неприятно) и некоторые сайдовые опции (к примеру, засадный Mana Short). Что бросается в глаза в данном листе, так это до предела ужатый инструментарий основной связки: всего три Land Tax, два Land's Edge и ровно по нулям Ivory Tower, Howling Mine и Feldon's Cane. Не будет ошибкой сказать, что оно скорее UWR Skies с Таксами вместо Psionic Blast – в меру рискованный, но в нашей ухабистой мете довольно оправданный: существа наподобие Serra Angel, Serendib Efreet и котов тащат партию сами по себе. Там, где комбо без пехоты, полагаясь на логику «нет существ – значит, ремувал противника превращается в мёртвые карты», получает Гимн – Гимн в руку и мучительно умирает в объятиях Hypnotic Specter, эта колода инсталлирует летающий кирпич с топдека и предлагает оппоненту проявить себя. Комплект мейновых Black Vise призван дополнительно украсить жизнь контролям, принуждая к повышенной аккуратности в расчётах и нивелируя эффект Ivory Tower, буде такая вдруг выскочит. В сайдборде притаились три собственных Башни, комплект REB, два Wrath of God и их братец меньший Dust to Dust, на случай диких роботов. Суммируя: если прежняя версия была WRb контролем с реверс-сайдом в аггру, то теперь всё ровно наоборот. В упорной борьбе со второй попытки одолеваю кубик, пересдаю семь земель (!) в шесть с моксами, Эрнамом и Sylvan Library, демонстрирую Библиотеку Т1 и целебный Чайник в оппонента; тот морщится, показывает равнинку и Land Tax, передаёт. Ну вот. Сидеть на одной земле неохота – с Библиотеки получаю дополнительную карту, минус четыре хита и надежду докопаться до ещё одного манаартефакта; дополнительную карту (Chain Lightning) снова направляю по проторённой дорожке. С той стороны – алаверды: в благодарность за стабильные поставки электричества в нас также отправлен, со свежепоставленной горы, Чайник итальянского производства. Наконец-то можем дропнуть вторую землю (City of Brass) и порадовать окружающих Джинном 4/5. Окружающие радости не разделяют, на джинна смотрят кисло, ставят кота; интуиция шепчет, что нас ждёт размен на киску и Болт (так и происходит). Агония, траур, второй Джинн; его уже вынуждены честно чампать Мишрой. Тем временем мы неторопливо запускаем Demonic Tutor за Psionic Blast, ставим сытую обезьяну, на следующий ход проходим атакой до лица противника и дожигаем с руки на много. Из сайдборда добываются Tranquility и пара BEB – всё же контрить Land's Edge необходимо, да и Серендибы будут благодарны, в некотором смысле. Нам демонстрируют Равнинку и кота, мы – Вулканик, Мокс, Мокс, Болт в кота, Лотос, с него – Sol Ring и Timetwister, Sylvan Library, Time Walk, дополнительный ход, дополнительная карта, City of Brass, Mind Twist на семь. Немножко посильнее смотрится. Восемь ман и тотальное преимущество по картам – это ещё не победа, а вот восемь ман, тотальное преимущество и два Erhnam Djinn – уже да. 2-0, мы в полуфинале. Top4: Дмитрий Requiem Моисеев, UBW. Вот мы добрались наконец до той части, ради которой всё и писалось – полуфинал получился настолько насыщен plot twist'ами, что я невольно почувствовал себя персонажем финальной серии телешоу. За рубежом есть такая конструкция как Esper Skies – так вот, Димина колода на неё совершенно не похожа. Там, где буржуины уповают на летающих кирпичей комплектами, Moat, Armageddon и прорву контры, Рек обращается к контролю ресурсов и максимизации выгодных разменов: Hymn to Tourach, Hypnotic Specter, Control Magic и Spirit Link обходятся противнику дороже чем тебе. В отдельно взятой, локальной игровой ситуации оно может точки и не поставить – но колода состоит из асимметричных разменов и эффектов затягивания партии, поэтому в беге на выносливость неминуемо вырвется вперёд. Обратите внимание на три Gloom в сайдборде, при массе белых заклинаний: отсайдить их все ради Gloom физически невозможно… но и не нужно – мы в состоянии перетерпеть удорожание заклинаний на три, если это отрезает противника от одного из цветов. Баланс выправляет ситуацию, если мы вдруг оказались позади, а от различных вариантов ваншота нас хранят два Power Sink, которые мы гарантированно запускаем на много-много. Комплект Sinkhole в 60 и прорва средств уничтожения артефактов в сайде наводят на мысль, что кое-кто не на шутку опасался восстания роботов, но тут Акелла явно промахнулся – я и прежде-то старался на два турнира подряд не приходить одной и той же колодой, а уж сейчас, имея выбор из дюжины различных опций (не считая маргинальщины), откровенно троллю любителей прочитать мету и заточиться. Бросок двух D20 – в нашу пользу, но новость эта слегка так себе: скептически глянув на сытую нашу обезьянку, Депутат начинает свой ход с Library of Alexandria и активации оной, вырываясь на две карты и один Мокс вперёд. Четыре хода проходят в тягостном отставании по картам, атаках обезьянки, залётном Гимне и периодической ловле Sinkhole в наши цветные земли; к счастью, на каждый хитрый Sinkhole с винтом мы добываем дуалку с лабиринтом, провоцируя всплески ликования на той стороне стола и лучи благодарности – от сохраняющей свою кормовую базу обезьяны. Очередную дуалку поднять я не справился, вместо неё получив Timetwister. To cast or not to cast: that is the question, как выразился бы Вильям наш Шекспир: противник получит халявные семь, да с возможностью опять взять две (клятая Александрийка!) – но у него и так полная рука, а вот нам срочный муллиган отнюдь не повредит. Сказано – сделано: исполнили Твистер. Получили удивительную руку: два Болта, Реколл, Эрнам, Псионик, Time Walk и Mind Twist. Хорошо-хорошо, жаль с Мишр такое не исполняется. Обезьяна куснула на единичку, ход передали – и на тебе: в который раз обмазавшись картами до самой макушки, Рек кладёт земельку, ставит Hypnotic Specter и заряжает нам Mind Twist на шесть! Волею рандома остаюсь с одной картой (Mind Twist, хаха), сытой обезьянкой и четырьмя манами; Спектр, кружа над полем битвы, жужжит как летняя муха, Депутат улыбается, всё плохо. Разворачиваю своё, беру карту – Black Lotus… За семь ман и боль с City Of Brass прямо в улыбку прилетает обратка на всю руку. Не сказать, чтобы оппонент спал с лица – просто в глубине глаз Река что-то треснуло, оглушив скрежетом хрустальным всё живое на три квартала вокруг. Дальше – простое соревнование топдеков, в котором я поднимаю бурн, а оппонент – земли и своё артериальное давление, покуда сытая обезьянка не закругляет наконец этот марафон. 1-0 и победа в дуэли на Майнд Твистах Сайжу REB, Control Magic, Tranquility, ценой четырёх Чайников и двух Обезьян: белый цвет недвусмысленно намекает на CoP:Red постсайд, а о синей магии в колоде Река в курсе благодаря природной наблюдательности, отменной интуиции, перерыву в пятом туре и охотничьим рассказам в кулуарах. Начинаем ожидаемо: я – с муллигана до 6, оппонент – с Library of Alexandria; далее история с взятием карт в промышленных масштабах повторяется на новый манер, только вместо Sinkhole в земли мы наблюдаем StP в обезьян и Мишры. Мы грустим, кидаемся бурном в лицо напротив; на пятый ход, когда противнику уже пора бы и лопнуть по швам от непрерывного обмазывания картами, нас посещает вражий Serendib Efreet в количестве цвай штюк. Да, ифриты жалят владельца на 2 хп в ход, и – да, из девяти хитов противник сползает в семь, а затем и в пять – но наше здоровье тает быстрее, и мы на ход не успеваем дожечь, невовремя подняв Strip Mine вместо чего-либо полезного. 1-1 Третья проходит совсем уж похоронно: T1 Strip Mine в нашу личную Александрийку, затем два Гимна подряд, Jayemdae Tome и Ancestral Recall до кучи. Тем не менее, мы вцепляемся зубами в рубежи и остервенело жжём, доводя оппонента до восьми хитов; на этом этапе начинается борьба за Braingeyser на четыре, которую мы со скрипом выигрываем ценой двух REB, ан с последовавшим Serra Angel уже ничегошеньки не можем поделать. 1-2 Собрались, выдохнули, начали следующую: оставили семь, Т1 Серендиб, Т2 ещё Серендиб, Т3 сытая обезьяна и Time Walk, в допход – атака и дожигание останков бурном. Без извечной Александрийки и поломов стопками Депутат в достойное сопротивление не смог. 2-2 Решающую играем под пристальными взорами прочих участников, в течение аж двадцати трёх ходов. Напряжение нарастает, накатывает волнами, в воздухе явственно ощущается озон, на искусанных губах - металлический привкус крови. Что сильнее – адское преимущество или залихватские топдеки? Ставлю Т2 Serendib Efreet – он успевает сходить в одну атаку, прежде чем Рек награждает его Spirit Link; мерзкая чара не только полностью нивелирует атаки существа, но и подлечивает вражину с триггера! Сумрака в зал нагоняет и вышедший CoP:Red, вообще никак не сочетающийся с моим бурном. Страдаю, стискиваю зубы, поднимаю Tranquility и разношу ей коварные планы в пух. Моисеев изрекает глубокомысленное «Ты – пёс!» и вешает на ифрита Control Magic. Окей, в эту игру можно играть вдвоём: поднимаю Tropical Island, выдаю ифриту свой, идеологически выверенный, Control Magic! Оппонент кривится, отпускает ход и в наш апкип сносит нашу чару Disenchant'ом; в отместку я, грамотно подняв REB, проделываю тот же манёвр с ним. - Мне кажется – вопрошает визирующий данный процесс Влад – или идёт борьба за право получать по роже в апкип? Дмитрий изрекает глубокомысленное «Ты – пёс!», пропускает одну атаку, а затем сносит ифрита Swords to Plowshares. На смену дембельнувшемуся духу воздуха приходит Serra Angel, простоявшая на столе ровно до моей главной фазы: Демоник за Ancestral Recall, три бурна в руку, Псионик в ангела. Ставлю Erhnam Djinn – его тут же очаровывает Control Magic. Ять! Собираю волю в кулак, поднимаю свой Control Magic, возвращаю блудного джинна домой – ненадолго, до очередного топдека Дизенчанта противником. Остаётся только грустно … топдекать REB и снова приводить потеряшку на законное его место. Рек изрекает глубокомысленное «Ты – пёс!» пропускает одну атаку, а затем сносит джинна Swords to Plowshares. Там опять выходит Serra Angel, так что приходится ставить Сильванку, терпеть лютую боль, добывать из помойки Control Magic посредством Regrowth и переманивать крылатую на сторону добра. Очередной цикл грязных топдеков, очередной Дизенчант в мою чару; вынужденно поднимаю Псионик и устраняю проблему с существом кардинально (вместе с самим существом). Оппонент изрекает глубокомысленное «Ты – пёс!», и дальше начинается уже форменное пopно: - Мишра! - Sinkhole! - Другая Мишра! - Strip Mine! Лови Спектра! - Lightning Bolt, поймал! - Лови ещё одного! - Очередной Lightning Bolt, справился! Мишра! - Ты – пёс! Sinkhole! - Кто бы говорил! Kird Ape! … К двадцать второму ходу мы подошли в состоянии отнюдь не лёгкого опупения: я – в трёх хитах, Рек – в пяти, но на выпрыгнувшего с его топдека Ифрита у меня ответов уже не нашлось. 2-3, увы, кубок с ручками и Tor Wauki. … a moment of contemplation #3 … Новаторская система оплаты турнира и стола по-своему удобна, однако на практике порождает некоторую путаницу, чем неведомые ушлые личности, как выяснилось, не прочь воспользоваться. Натурально, перед полуфиналом к нашему с Реком столу подошла бледноватая леди, менеджер зала, и, смущаясь, поведала, что за участниками Winter Cup остаётся неопознанный незакрытый счёт. Счёт скромный – чаёк, пивко, омлет с рикоттой – однако на повод испортить отношения с заведением вполне тянущий. Соответственно, дабы казус жизни не переквалифицировался в casus belli, чек был незамедлительно закрыт автором сего текста, а в чат сообщества стремительным домкратом отправился призыв к «Джону Доу» – покаяться рублём. Некоторые из участников узнали в строках кассового ордера своё и оперативно скинулись, за что им честь и хвала, ан два по 0.4 пива и горячее так и остались сиротинками. Тема в целом не самая приятная, развивать её не жажду, и имею сказать следующее: не то чтобы я желал анонимному прохиндею икать омлетом ближайшие двенадцать месяцев, ан попытка оставить сальное пятно на репутации членов сообщества отслежена и запомнена; живи и бойся, багдадский вор. … занавес. Особые благодарности: Моему анонимному деду и коллективу омномномных ельфов – за подлинное новогоднее волшебство в двойном размере Святому Кириллу, (Константину Философу), и его брату, равноапостольному епископу Моравскому, Мефодию – за славянский алфавит и письменную культуру Оппонентам в швейцарке и топе – за запоминающиеся партии Дмитрию Reqiem Моисееву и Олегу oeoe Ойвсееву – за организацию турнира Коллективу Public Cafe - за предоставленное помещение и вежливое обращение
  7. Отчётливо помню серию драфтов по Unglued-Unglued-Unhinged по опциональным правилам для карт Un-сетов. К третьему туру степень шизы достигала такого градуса накала, что топоры зависали в воздухе а вуглускры вокруг танцевали ча-ча-ча - и всё это на трезвую голову!
  8. Эксклюзивные карты из set-бустеров:
  9. Валера, настало твоё время....
×
×
  • Создать...